Лучше позже, да лучше. Британии дадут еще время на размышление

В отличие от всех предыдущих "теперь точно последних" саммитов этот изначально называли всего лишь экстренным. И то исключительно по формальным признакам. Вроде как календарь обязывает: по условиям первой отсрочки уже 12-го апреля Британия должна покинуть Евросоюз окончательно и бесповоротно. И, что характерно, без сделки. Однако все заранее знали, что ничего такого не будет. Эта дата, правда, и сегодня на столе, но совсем не одна. Саммит намечался на три варианта. Тереза Мэй привезла в Брюссель коллективно-нижайшую, между прочим, самой королевой завизированную, просьбу отложить развод до 30-го июня. Мол, не успеваем и все такое, а жестко, дескать, не хотим, сами понимаете. В ЕС понимают и, в принципе, ничего против числа не имеют. Однако с месяцем предлагают не торопиться. Если говорят, переносить, то сразу на следующее 30-е марта. А чего мелочиться-то? Судя по тому, как Англия ведет дела, так и так до него дойдет. И, скорее всего, с тем же "успехом". Впрочем, как там потом, европейцев интересует постольку поскольку. Их больше волнует, что через полтора месяца выборы в Европарламент, а они все еще не знают, под каким соусом подавать этот, будь он неладен, Brexit. Понятно, что острым. Но и остротой можно придать пикантность и вернуть вкус тому, что протухло. Например, пресловутой европейской солидарности. Звучит она, как анекдот. Однако на фоне британской несостоятельности даже она кажется вменяемой и удобоваримой. Если же добавить ей нотки снисхождения (а готовность еще год терпеть такую Британию – что это, как не оно) то получается, что дом этот общий не так уж и плох. По крайней мере, в нем хотя бы знают, чего хотят от Лондона. Определенности. И кое в чем она уже просматривается. Выйти британцам все равно придется. Если не 12-го апреля с концами, то 25-го мая на избирательные участки. У них, кстати, и деньги на евровыборы в бюджете зарезервированы. И это для ЕС не самый плохой вариант. Можно, конечно, допустить, что назло ему подданные Ее Величества дружно проголосуют за евроскептиков. Но разочарование своими доморощенными у них сейчас настолько велико, что они, скорее, сыграют на "мейнстрим". Тем более что он милосердно их не смывает, а дозволяет еще побарахтаться. Говорят, что Мэй год ждать не хочет. Но Мэй уже и не спрашивают, чего она хочет. Меркель, например, накануне в нарушение протокола даже не встретила ее на пороге своей резиденции. В пресс-службе канцлерин так и не придумали, почему. А как признаться, что она хотела сказаться больной или притвориться, будто ее и вовсе нет дома. Макрон в Париже поступил с Мэй чин по чину, все-таки кавалер, но, по слухам, и он без особого радушия. Так что понятно, откуда оно – это 30-ое марта. Им всем просто очень хочется по Мэй соскучиться. Ну, хотя бы не видеть ее так часто. Пауза, наверное, напрашивается. Устали все. К тому же любой сериал когда-нибудь заканчивается. Чтобы набрать материал на второй сезон. Каким он получится, не скажет никто. Но ясно, что российским перебежчикам, если такие в Британии остались, он не сулит ничего хорошего. Судя по всему, сакральные жертвы Лондону еще понадобятся. Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik