Обмен пленными меж Украиной и Донбассом — спорный, но все таки достижение?

Обмен пленными меж Украиной и Донбассом — спорный, но все таки достижение?

Ранее, в сентябре, был обмен меж Киевом и Москвой. И однако наши государства не находятся в состоянии войны, наперекор украинской пропаганде, — не настолько принципиально, как это называть. Основное, что домой возвратились почти все из числа тех, кто не один год провел в украинских застенках. В том числе глава портала «СМИ — Украина» Кирилл Вышинский, неясно за что обвиненный в гос измене. Либо гражданин России Евгений Мефедов, история которого еще больше драматична: он был оправдан трибуналом, но сразу снова оказался за сеткой, проведя в застенках в конечном итоге 5 лет.

Это стало первым шагом к настоящему обмену меж Киевом и Донбассом, бывш?? прописан еще в договоренностях, достигнутых в Минске, при этом по формуле «всех на всех».
Этот масштабный обмен случается в первый раз с 2017 года, когда также ранее Нового года поменяли около 300 человек. В сей раз Донецк передал Киеву 51 человека и получил взамен 61, Луганск передал 25 человек, а получил 63. Итого 200. Не настолько не мало, как в прошедший раз, и далековато не «всех на всех», но для тех, кого поменяли, — это большая удовлетворенность, даже если обратная сторона приписывает эту «победу» только для себя.
Вообщем, до последнего момента данный обмен оставался на грани отмены. И опять по вине украинской стороны.
Опять — это поэтому, что два года назад в последний момент заместитель председателя Верховной рады Ира Геращенко лично вычеркнула почти всех из перечня. В том числе указанного ранее Евгения Мефедова. Вот и в сей раз история угрожала повториться — практически ранее из списков вычеркнули 11 бывших работников спецподразделения МВД Украины «Беркут», которые проходят по расследованию о «расстреле на Майдане».
Ясно, что для постмайданных украинских государственных органов это принципно — засудить защитников прошедшего режима, чтоб оправдать свое существование. Просто беря во внимание, что они этого так и не сделали за 5 лет, было разумеется, что дело под страхом развала, а опорочиться здесь было бы самоубийственно. Потому дать обвиняемых Донбассу, при всем этом не прекратив их уголовное преследование, все таки оказалось хорошим решением, которые были приняты с удовольствием, а задержка вызвана быстрее желанием показать оборотное — то, что Украине страшно не охото расставаться с фигурантами дела.

В итоге освобождение бывший-«беркутовцев» глава Украины Владимир Зеленский назвал политическим решением. По его словам, он поменял бы даже 100 бывших бойцов, но это условие обмена никак не воздействует на расследование «дела Майдана». Зеленский отметил, что решил, бывшее условием для получения назад украинских разведчиков и боец.
Звучит криводушно, тем паче что как раз политическим было решение города Москва до этого дать Украине настоящих боевиков в обмен на людей, которые преследуются просто за свои убеждения. Однако людям, которых поменяли, это было не принципиально, для них основным было то, что они в конце концов обрели свободу. О том, какой ценой это изготовлено, вопрос из области морали и не имеет конкретного ответа, однако почти все, напомню, отказывались от обмена на боевиков и убийц и выражали готовность до конца обосновывать отсутствие своей вины в суде.

Да, слова Зеленского, думаю, нужно осознавать так, что дела против бывший-милиционеров никто закрывать не намерена, они будут продолжены и отданных республикам людей наверное осудят заочно. Украине так будет даже легче, у обвиняемых не будет возможностей перевоплотить процесс в открытую площадку для обвинений нацизма. Украинские наследники Адольфа Гитлера очевидно отлично усвоили урок с Георгием Димитровым.
В отношении других обменянных все таки была запущена процедура «процессуального очищения», это значит, что правительство признает отсутствие к ним претензий. Это очень принципиально, беря во внимание то обстоятельство, что в процессе прошлых обменов Киев отдавал людей без закрытия уголовных дел против них. Другими словами людей отдавали и здесь же объявляли в интернациональный розыск. В итоге, освобожденные практически оказывались закрытыми в республиках и России.

Это отлично еще, если у них были документы. Лично помню несколько случаев, когда еще в 2014—2015 годах людей отдавали республикам в принципе без документов, так что человек позже даже в Российскую Федерацию не мог выехать (документы ДНР и ЛНР тогда еще не выдавали либо же Россия их еще не признавала), ну и снутри республик без документов было не так просто выжить.
Ясно, что большая часть тех, кого поменяли на Украину, при сегодняшней власти ворачиваться не намерены, но у почти всех там остаются родные и для них правовая реабилитация имеет значение. Все эти моменты были учтены, и «очищение» стало обязательным условием в процессе сегодняшнего обмена.
Вообщем, для сегодняшней власти на Украине снова же это быстрее облегчение. Суть в том, что режим Порошенко в свое время понасобирал реальных пленников, с которыми неясно было, что делать. Оправдывать и отпускать было разумно, но нельзя — это подорвало бы базы майданной мифологии. А продолжение преследования вызывало массу вопросов как снутри государства, так и в западных странах. Так что можно не колебаться, что Зеленский сделал это со размеренной совестью, заодно избавив следственные и судебные органы от ненадобной волокиты.

Здесь необходимо отметить, что при Порошенко работа этих органов практически перевоплотился в цирк. Вспомним, как суды оправдывали обвиняемых, но в зале появлялись т. н. участники, которые практически принуждали отправлять их назад за сетку. Вспомним, как такого же Мефедова после оправдания по расследованию о 2 мая в Одессе фактически сразу задержали за цветочки к памятнику морпехам-ольшанцам в Николаеве — в данном узрели «покушение на неприкосновенность территорий».

Вообщем, на том маразм сей басни не завершился. Уже после обмена россиянина произошло еще одно судебное совещание, на котором судьи и прокурор ждали узреть обвиняемого, а на разъяснения, что человека в принципе-то поменяли, рассказывали, что ничего не знают, так как нет официального свидетельства пересечения границы. В итоге Мефедову выслали повестку по месту проживания в Одессе. Любопытно, приставов для принудительной доставки в трибунал вышлют? Ну чтоб совершенно надежно смотрелось?
Да, прошу направить внимание, что официального документа о пересечении границы нет ни у кого. Так что даже все пленные, отданные вчера республикам, в том числе граждан России и бразильца Лусварги (которого тоже, к слову, на Украине поначалу отпустили, но потом «участники» против воли притащили его и сдали в СБУ), изъявивш?? желание жить в Российской Федерации, формально числятся на территории Украины. И я не удивлюсь, если закрытые уголовные дела против них, когда будет нужно, в один момент «приоткроются».
Это не единственный вид правовых казусов. Часто перечни не согласованы и включают людей, которые уже отсидели либо вот-вот выйдут («в соответствии с законодательством Савченко»), находятся под домашним арестом либо в принципе без принудительной ограничительной меры. Почти все из них отказываются от обмена — в Донецке им просто нечего делать. В то же время почти все в перечни не поданы, в связи с тем, что в республиках о них просто не знают — бывает и подобное, что из двоих, которые проходят по одному делу, один есть в перечнях, иной — нет. В этом смысле формула «всех установленных на всех установленных» очень условна.

А сколько на Украине «не установленных»? Сколько людей, которые годами дожидаются суда и не могут быть обменяны, в связи с тем, что не даёт их статус — они еще не осуждены, а означает, не могут быть и помилованы? А сколько таковых, о которых в принципе непонятно, что они есть?

Ведь с настоящими пленными, другими словами с военными, все легче. Понятно, что был этот, позже попал в плену либо же исчез бесследно — нужно подать на розыск, а в случае установления его местопребывания — в перечень на обмен. Однако ведь суть в том, что, согласно мнению омбудсмена по правам человека в ДНР Дарьи Морозовой,80 % отданных им людей — это те, кто не то что не участвовал в вооруженном конфликте и не жил в Донецке, да и совсем никогда не был в данном регионе. Вот и как таковых устанавливать?
И если Донецкий регион дает Киеву людей, которые пришли на его землю с орудием в руках, обстреливавш?? мирные города, убивали дам и детишек, то Киев дает Донбассу представителей СМИ, гражданских активных участников, владельцев блогов, да в принципе кого попало — людей, которых практически с улиц собирали.
Например, в числе переданных республикам есть 85-летний харьковский ученый Мехти Логунов, которому дали двенадцать лет за будто бы передачу России военных секретов. Либо проведшая в застенках по нелепому обвинению в вербовке «атошников» для совершения террористических актов атлетка Дарья Мастикашева.
Повторю, в украинских тюрьмах располагается еще огромное число народу, которые или еще ожидают суда (который может не состояться еще 10-ки лет), или принципно отказываются признать вину, что является условием освобождения.
«За время моей каденции было осуждено 1 200 боевиков и еще 1 300 располагается на этапе следствия. Потому поменять есть на кого», — так в собственном «Facebook» комментирует обмен бывший генеральный прокурор Юрий Луценко.
А сколько было до него? Повторю, почти все аж с 2014 года ожидают суда! Это означает, что украинского «обменного фонда» хватит еще навечно. А основное, что Киев может просто пополнять его случайными людьми, которые повинны лишь разве что в нелояльности власти. И то, что она меняет украинцев на остальных украинцев, также с Российской Федерацией (напомню, в числе тех, кого Киев дал Москве в сентябре, две третьих — граждане Украины), ее не волнует, как и то, что это можно назвать настоящим захватом пленников и торговлей людьми. Эти люди жители Украины лишь по паспорту, духовно они ей чужие! И таковых чужих — больше половины жителей, которые, судя по итогам выборной кампании, не поддерживают «Майдан» либо разочарованы в нем. Хоть какой из них завтра может попасть «в обменный фонд».

Невзирая на показушный развод воск в районе 3-х населенных пунктов (согласно некоторых сведений, представители вооруженных сил Украины уже ворачиваются на оставленные позиции), война-то продолжается. А означает, будут новые пленные с обеих сторон.
Так что для населения, которых освободили вчера, удовлетворенность, естественно большая, но это только застенчивый шаг навстречу разрешению, который завтра быть может нивелирован 2-мя большими шагами назад, как это было уже не раз. И вряд ли можно поверить в достижение настоящего мира и освобождения реально всех политических заключенных до того времени, пока в руководству на Украине не придут вменяемые люди, майданная идеология не будет решительно осуждена, а военные правонарушители не понесут наказания.